Me

About me

Я не бот, не спамер, не тролль, не хакер. Я именно тот, о котором пишу в своих письмах
Me

14. Ловушка для Ларисы

Рейснер02
На фото Лариса Рейснер
Шестая статья мирного договора с немцами гласила: “Финляндия и Аландские острова также будут немедленно очищены от русских войск и русской Красной гвардии, а финские порты - от русского флота и русских военно-морских сил”.
Под угрозой возобновления войны надо было исполнять обязательства, несмотря на ледяной панцирь в Финском заливе. В Москве бушевали страсти на IV съезде Советов, сильно переругались между собой сторонники и противники Брестского мира. В знак протеста против “похабного мира” союзники большевиков “левые эсеры” сложили мандаты народных комиссаров и вышли из Совнаркома.
Заместитель народного комиссара по морским длам Федор Раскольников помогал Ленину и командованию Балтфлота выкручиваться из сложной ситуации. Его помощница и переводчица Лариса Рейснер едва справлялась с потоком донесений, официальных писем и перехваченных немецких радиограмм.
Collapse )
Me

13. Роберт Гамильтон Брюс Локхарт

Локкарт
В ту пору, когда Савинков искал средства на подпольную организацию, деньги искали его. А точнее, бывшего заместителя Керенского и военного губернатора Петрограда Савинкова искал 30-летний шотландец с дипломатическим паспортом Роберт Брюс Локхарт. У подданного Его Величества были реальные деньги и туманные полномочия Форин Офиса. Но задача стояла перед ним четкая - сделать все, чтобы не допустить выхода России из войны, не позволить перебрасывать немецкие войска и технику с восточного фронта на западный.
Collapse )
Me

12. Перхуров

Перхуров
На фото: арестованный полковник Перхуров
Тоскливо, хоть волком вой. Москву придавило серое небо. Дождливо. Под ногами слякотно. Вино и водка не спасали.
- ОНИ получат сполна! - наполняя стакан, цедил сквозь зубы 42-летний полковник Александр Перхуров, бывший командир бывшего 186-го Сибирского стрелкового отдельного лёгкого артиллерийского дивизиона.
Новости были одна хуже другой.
1 марта кайзеровские войска оккупировали Киев, 3 марта - Нарву. В тот же день в Брест-Литовске, не торгуясь, 30-летний Гирш Бриллиант (партийная кличка “Григорий Сокольников”) подмахнул подписи под мирными договорами России с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией.
Остались без возмездия те, кто три года назад на глазах у Перхурова отравил русскую пехоту удушливым газом. До сих пор перед глазами полковника стояла страшная картина зловещего дыма, которое крылатым змеем наползало на окопы. И ужас спасающихся бегством солдат, задыхающихся, блюющих, с вытаращенными белками глаз.
Collapse )
Me

11. “Союз защиты Родины и свободы”

Kārlis_Goppers
На фото: Карлис Гопперс.
- Как настроение, Саша? - спросил Савинков.
- Уныло и голодно, - ответил Дикгоф. - Небезопасно. Соседи говорят, что на днях ограблена патриаршая ризница кремля. В городе - патрули красногвардейцев. Да ты и сам, наверное, всё видел…
- Видел. Не нахожу любимой Москвы. Все чужое. Вывески коробят глаз и оскорбляют ухо: "Пролеткульт"... "Москвотоп"... "Наркомпрод"... Абракадабра сплошная. “Быр-быр-быр. Мыр-мыр-мыр”. Тьфу! Шли с Флегонтом по Арбату. Зимнее солнце, хрустит под ногами снег. Вдруг за спиной загрохотала какая-то тарантайка, и раздался нахальный гудок. Оборачиваемся. Мимо проносится авто. Колеса швырнули мне в лицо грязный снег, черный выхлоп ударил в нос. Проехал какой-то большевик в кожаной тужурке с чужого плеча и с шофёром, который возил раньше другого. Холуй в гору пошёл, твою мать! "Владыка мира сего". Флегонт засунул руку в карман за револьвером и молча поиграл желваками. Я вытер грязное лицо и опустил глаза. Я не хочу… я НЕ МОГУ видеть их, Саша!
Collapse )
Me

10. Игра заканчивалась

Щастный
На фото: комфлота Алексей Щастный
Лариса не признавалась даже себе, что её природа требовала поклонения себе не меньше, чем ждал внимания банальный распустившийся цветок. Который своими прекрасными лепестками с трепетом готовился к опылению деловым шмелём. Но октябрьский вихрь и всемирная военная гроза смели привычный порядок.”Шмели” перестали слетаться на стихи и прозу, девичью красоту и породистый аристократизм. Их сдул милитаристский ураган, они сбивались в боевые отряды, им было не до опыления и нектара. Один из роев ее сверстников грозно гудел в Кронштадте. Цветок был не виноват, что торжество его молодости совпало со временем стихийного бедствия.
Collapse )
Me

9. Третий на супружеском ложе

Эмма_Сторэ
Фото: Эмма Сторэ
Спустя два месяца Савинков вновь ехал в Москву. Его сопровождал верный Флегонт. Впереди их ждала явочная квартира в Гагаринском переулке, дом 23. Её хорошенькая хозяйка - 22-летняя Эмма Сторэ, немного балерина, немного киноактриса, немного француженка. Немного “Любовь Ефимовна”. Такие имя-отчество дал падчерице отчим - одесский частный пристав Ефим Карлович Броуд, проигравший казённые деньги в казино Монте-Карло и потому оставшийся в Париже работать журналистом.
И ещё: с 1917 года Эмма была “немного” любовница Бориса, упоительно отдавшаяся заместителю военного министра России (или как говорили тогда “товарищу министра”), после их свидания в ресторане “Нева”, устроееного Клепиковым. “Много” быть любовницей она не могла. Савинков все время жил кипучей политической жизнью, разъезжал по Петрограду и России. У него за плечами было два брака и трое детей.
Collapse )
Me

8. “У меня нет родины, нет имени, нет семьи”

Каледин02
Фото: атаман Алексей Каледин
1 февраля по новому календарю или 19 января по старому Борис встретил свое 39-летие в набитом донельзя вагоне, следовавшем в Петроград. В спёртом воздухе плацкарты стоял кислый запах перегара, пота и квашеной капусты. В Воронеже Савинкову и Клепикову сильно повезло. Красногвардейский патруль не обратил на них, одетых рабочими, никакого внимания. Но на этом удача и заканчивалась. В столице их ждало горькое разочарование.
Во-первых, не радовали газетные новости. Из них удалось узнать, что, оказывается, ещё 12 января на рейде Владивостока появился японский броненосец «Ивами». Через два дня в бухту Золотой Рог вошли японский крейсер «Асахи» и английский крейсер «Суффолк». Японский консул во Владивостоке уверял, что корабли прибыли для защиты проживающих там японских подданных. Всякого русского, пережившего позорное поражение в русско-японской войне, оскорбляли новости о японских судах в русских водах. На юге шахтеры-красногвардейцы теснили Добровольческую армию Алексеева, казаки Каледина отказывались воевать.
Collapse )
Me

7. Безвременье в Кронштадте

Гумилев-Ахматова
Фото: Николай Гумилев, Анна Ахматова и их сын Лев.
1918-й начинался несуразно. В России это был год-уродец. Декретом Совнаркома у него ампутировали тринадцать дней. По новым правилам за 31 января следовало 14 февраля. У Фёдора день рождения выпадал на 28 января по старому календарю. По новому он был равнозначен 9 февраля. В ту паузу неопределённости и безвременья кронштадцы радушно встретили красивую журналистку.
- А мы про вас уже знаем!
Лариса вопросительно посмотрела на Раскольникова: не наврал ли чего комиссар Морского Генерального штаба по извечной мужской привычке болтать про победы на амурном фронте? Под взглядом в упор её огромных серо-зеленых глаз 25-летний юбиляр покраснел как рак.
Collapse )
Me

6. Пацифисты с пулемётами

Раскольников
Фото: Фёдор Раскольников
Миша Рошаль вновь принёс в дом Рейснер дурную весть. Осенью младший брат просил Ларису навестить в тюрьме его старшего брата Семёна, представившись невестой. Сёма раньше учился с Рейснер в Психоневрологическом институте. Теперь Миша звал Ларису на поминки брата. Его убили на Румынском фронте.
Миша извинился ещё раз, сказал, что у иудеев в “трапезе сочувствия” участвует обычно узкий круг родственников, но кронштадтские моряки сказали, что большевик Сёма был атеист, что они его уважают и что на улице революция. А это значит, что долой все старые обычаи, они придут к Рошалям и баста!
За рисковую жизнь большевистского агитатора Сёму исключали из гимназии, он дважды сидел в “Крестах”. В 19 лет его призвали в армию со студенческой скамьи и отправили на Северный фронт. Мама не раз предупреждала Семёна, что тот “плохо кончит”. И как в воду глядела…
Collapse )